Мои обычные вторые роды, как бы между делом

В магазине после кассы я поняла, что мне непреодолимо хочется остаться более-менее одной, потому что вести себя обычным образом уже невозможно. Как назло, мы заметили, что в чеке нет скидки по карте, и муж вернулся к кассиру. А я стала неистово катать тележку с Киром туда-сюда. С чеком в результате разбираться не стали — это заняло бы минут 15-20, и похоже, мы не располагали этим временем…

 

А началось все накануне вечером, буквально где-то между мочеполовой и эндокринной системами 🙂 Я готовилась к экзамену по анатомии, почувствовала легкие потягивания внизу живота и с некоторым сожалением подумала, что родить этой ночью было бы несвоевременно: все-таки хочется попасть на экзамен, раз уж столько сил потрачено на подготовку. Ночь прошла спокойно, и на экзамен я попала. Правда, пока ждала зачетку с оценкой, то ли от скуки, то ли от любопытства решила посчитать схватки — по полминуты раз в 10 минут. «Еще ничего не значит», — подумала я, и из колледжа мы поехали на дачу за Кириллом.  Он там обитал последние пару недель, давая мне возможность поучиться и доделать дела. Но мы обязательно хотели, чтобы к родам он был дома и ничего не пропустил. Всю следующую неделю я планировала ходить с ним в бассейн, гулять, всячески развлекаться, ну и готовить дом к появлению нового жильца.

 

Дорога на дачу обещала быть долгой — от Гражданки до Петергофа по КАДу, и еще дальше в область. За рулем был муж, в проигрывателе — Pulp, а я на пассажирском кресле с удивлением следила за схватками: по полминуты каждые 10 минут. В прошлый раз этот этап я пропустила, и даже не думала, что регулярные схватки такие регулярные. Муж благоразумно настоял, чтобы я позвонила акушерке, и я в полушутливой форме доложила ей обстановку.

 

На даче мы провели всего пару часов: поболтали с родителями, перекусили, собрали вещи. И эти пару часов я не чувствовала почти ничего. Считать было неудобно, но по ощущениям от регулярности не осталось и следа. По дороге обратно — все те же полминуты каждые 10 минут, в течение которых можно было не прерывать непринужденную беседу. Так что мы решили еще заехать в магазин — холодильник у нас за эти пару недель превратился в студенческо-холостяцкий (даже пельмени накануне варили!).

 

Ну про магазин вы уже поняли. Там события начали развиваться стремительно: болезненность усилилась в разы, и мне казалось, я чувствую растяжение где-то в районе шейки (интересно, можно вообще это чувствовать?). Мне стало холодно, и Боря отдал мне свою кофту. В голову лезли мысли о гемодинамическом биомеханизме родов Савицких, и я пыталась представить себе, как сейчас депонируется кровь в венозных синусах шейки матки, из-за этого в ней разрушается коллаген и она раскрывается (Вы все еще думаете, что в шейке матки есть мышцы? Тогда мы идем к вам!). А еще я беспокоилась о том, не мешают ли мои мысли о коллагене этому самому коллагену разрушаться. Ну и немного о том, какой хлеб купить.

 

Дома была около 18-00. Пока Боря с Киром парковались и таскали вещи, я включила воду в ванне (к сожалению, горячая вода была только в бойлере) и позвонила акушерке (она, к счастью, оказалась недалеко), а мальчиков встречала уже в коленно-локтевой позе — следующая схватка не оставила мне выбора. Я забралась в ванну в надежде, что полегчает, и на какое-то время действительно полегчало — вылезать не хотелось. Не знаю, сколько времени я так провела, но когда Боря пошел встречать акушерку, в голове была только одна мысль: «Если сейчас окажется, что это всего 5 см, то не знаю, как перенесу еще 5». К счастью, этого не потребовалось. Акушерка успела только переодеться, вымыть руки и сказать, что головка уже на выходе. Я все еще была в ванне, но что-то делать было поздно.

 

Дальше было несколько потуг, и только в последнюю я, кажется, наконец поняла, что нужно делать. Но тут малышка целиком родилась, сразу закричала и оказалась у меня на груди — такой маленький синеватый незнакомец. На часах было 18-55.

 

Сколько ждали плаценту, не знаю, но вода из ванны успела уйти, а меня пробил жуткий озноб. Акушерка предложила встать на корточки и чуть потужиться, ну плацента и родилась, целая и невредимая. Да и вообще крови не было. Дочку отдали папе, я приняла душ и отправилась в кровать.

 

Перерезание пуповины, осмотр, взвешивание, болтовня, где-то рядом старший, муж хлопочет и носит всякие чаи — всю прелесть домашних родов я оценила именно после (правда, и мои первые роды до момента потуг, на которые мы еле-еле успели в роддом, мало отличались от домашних). Акушерка уехала часа через два, а мы приятно-буднично стали готовиться ко сну.

Вот мы уже ложимся спать

 

Это были совсем другие роды. И не только потому, что дома. Я успела почувствовать много такого, что в первый раз прошло мимо. И долгий утомительный латентный период, и мучительную активную фазу первого периода, и важную точку «больше не могу», и даже потуги удались мне более-менее осмысленно (хоть и быстро). Как будто первые легкие роды были выданы мне авансом, а в этих я наконец могла чему-то научиться.

 

Да, все было не по Одену. Не случилось никакого транса. Что такое «рефлекс изгнания плода» я тоже не узнала. И акушерка не просто сидела и вязала в углу. Обычные такие будничные роды. Даже ощущения праздника особо не было. Просто хорошо сделанная нужная тяжелая работа. Очень я рада, что именно так. Думаю, будет у меня еще возможность исследовать другие варианты.
Все персонажи являются вымышленными. Любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайно.
comments powered by HyperComments