Как все бросить и пойти учиться в колледж

Этот материал для «Может быть по-другому» — моя гордость. К нему даже комментарии есть ))

А если серьезно, то я горжусь героинями. Раньше я думала, что мне с моей учебой тяжело живется. А теперь понимаю, что это еще достаточно простой вариант. В общем, смотрите сами.

Когда-то мне хотелось «оставить скучную работу в офисе» и «заняться делом своей жизни», причем, что это за дело, я не знала. Меня завораживали истории о таких смельчаках — в них сначала всегда было очень тяжело, но в итоге наступало счастье. И хотелось однажды повторить этот путь. Но вот пойти снова учиться в государственное учебное заведение не хотелось никогда. До тех пор, пока я не поняла, что это необходимо для того самого «дела жизни».

Оставить достижения прошлой жизни в виде образования и карьеры и сесть за парту с выпускниками школы может быть смелым поступком. Я поговорила со студентками акушерского колледжа, которые решились на это — об их пути, сложностях, планах на будущее и немного о родах.

Майя Чернышева, 29 лет, 1 курс, вечернее отделение

У меня есть высшее образование — инженер радиотехники. По специальности никогда не работала, да и вообще работала мало.

О выборе профессии и решении

У меня были сложные первые роды, которые закончились экстренным кесаревым сечением (КС). Я очень переживала из-за операции и стала изучать форумы и литературу, пытаясь понять, смогу ли после КС родить сама. Я читала все отзывы о естественных родах (ЕР) после КС на littleone, поддерживала девочек на форуме и подруг, которые готовились к родам, помогала им находить врачей, интересовалась тем, как прошли роды. Так меня заинтересовала профессия акушерки. Сначала я думала, что для этого нужно высшее образование. Потом выяснила, что нет: колледж, но он далеко от дома и нужно сдавать экзамены. Так что я продолжила учиться в институте, сразу после его окончания родила сама девочку, а меньше чем через два года — еще одного сына, тоже сама. Стала настраивать на естественные роды подруг и рассказывать им о том, как это прекрасно. Мысль поступить в колледж меня не отпускала, но с тремя детьми это казалось нереальным. Думала готовиться к экзаменам и поступать на следующий год, когда младшему исполнится четыре. А оказалось, что экзаменов уже нет — берут по среднему баллу школьного аттестата. Так что я за несколько дней собрала документы и справки, ничего не сказав ни мужу, ни родителям — и поступила!

О сложностях и поддержке

Муж отнесся к этой идее скептически, родители — тоже не сразу поддержали. Мама говорила, что мне нужно идти работать, а не получать очередное образование. Очень меня поддерживали подруги: сидели с детьми, пока я собирала справки, а когда меня зачислили, радовались, кажется, больше, чем я сама. Но теперь и муж, и родители очень помогают с детьми, пока я на учебе.

Жизнь, конечно, началась очень бурная. На семью времени остается меньше, чем хотелось бы, а работу я вообще не представляю как впихнуть в свою жизнь: школа и скалолазание у старшего, сад у младших, фигурное катание у дочки, накормить всех обедом, уложить спать и уехать на учебу, оставив детей до прихода мужа маме и потратив три часа на дорогу туда-обратно.

О планах на будущее

Пока плохо себе представляю, что буду делать после учебы. Хотелось бы вести курсы для беременных, настраивать их на хорошие роды. Если получится устроиться, хочется работать в родильном блоке или поддерживать роженицу во время родов в качестве помощницы в родах (доулы).

Об акушерках

Сейчас чаще всего акушерка — это квалифицированная медсестра в помощь врачу. Но не во всех родах нужен врач. Хотелось бы, чтобы в России дали акушеркам больше прав, например как в Европе, где акушерки ведут неосложнённые случаи беременности и принимают неосложнённые роды. Тогда и врачей разгрузят, и они смогут больше внимания уделить сложным случаям. Акушерки смогут за время наблюдения беременности установить контакт с женщинами, и роды в атмосфере доверия будут проходить более благоприятно. Ведь успех родов на 80% зависит от того, что у женщины в голове происходит.

Мария Носова, 33 года, 1 курс, вечернее отделение

По профессии я полиграфист, достаточно успешный и востребованный. У меня среднее специальное образование по полиграфии и высшее философское с красным дипломом.

О выборе профессии и решении

Идея стать медиком давно витала в воздухе, но останавливала длительность обучения (от 6 лет) и дневное отделение медицинского института. Быть палатной медсестрой не для меня: я человек деятельный и мне нужно руководить процессом. Про акушерку я как-то не задумывалась — для меня это была та же медсестра. Но в 2014 году случились мои роды, и я увидела работу акушерки: в родзале она была главная.

Пока сидела в отпуске по уходу за ребенком, мечта о медицине становилась все больше, а желание выходить на прежнюю работу — все меньше. Останавливал возраст, ведь мне на тот момент было УЖЕ 32 года.

Однажды я поделилась своими идеями с массажистом, и он сказала мне: «Даже и не думай — иди». И я всерьез задумалась, а что я теряю?

Ситуация осложнялась тем, что обучение для меня могло быть только платным — у меня уже есть среднее специальное образование. Но все сложилось, и деньги на первый семестр нашлись.

Сейчас я понимаю, что сама вселенная помогала мне, ведь я делаю то, чего действительно очень желаю.

О сложностях и поддержке

У нас две сложности. Первая: деньги на обучение. Сейчас я плачу 70 000 руб. в год, и при этом работает только муж. Мы — семья со средним достатком, у нас ипотека, всё как у всех. Но я взяла больше подработок (работаю тайным покупателем), муж стал подрабатывать. Тяжело, но мы знаем, для чего это делаем. Вторая: у нас нет бабушек «на подхвате», а сын (ему 2,5 года) в садик почти не ходит, болеет постоянно. Крутимся, как белки в колесе: муж прибегает с работы, и я буквально бегом несусь на учебу. Иногда приглашаем няню. Конечно, приходится чем-то жертвовать. Например, я мою полы дома в лучшем случае раз неделю, еда дома без изысков, но никто не жалуется.

Свекровь меня не поддержала, до сих пор считает это моей блажью и говорит, что я брошу учиться. Не дождется! Я не пропустила ни одного занятия и даже заранее закрыла первую сессию. Муж — мой союзник и опора. А друзья мной гордятся.

О планах на будущее

В планах работа в родзале, возможно, пойду на высшее сестринское, но это очень далекая перспектива. Конечно, зарплаты невелики, что уж скрывать, акушерка в России — это не золотое дно. Но я считаю, что умный и деятельный человек всегда найдет возможность заработать на хлеб с маслом, а то и с колбасой.

Ольга Карпова, 38 лет, 2 курс, вечернее отделение

Я в 20 лет получила специальность бухгалтера-экономиста-аудитора, тогда же родила дочь. Вполне успешно работала бухгалтером, последнее место работы — Транснефть.

О выборе профессии и решении

С детства мечтала быть хирургом. Вместо мультиков смотрела по телевизору передачу «Здоровье» и представляла себя в халате и маске в операционной. Пока учеба на хирурга откладывалась, я начала изучать психологию. А когда дочка пошла в первый класс, я выучилась на массажиста и восемь лет счастливо отработала массажистом в фитнес-клубе.

Для продолжения карьеры в белом халате нужно медицинское образование, и я поступила в Военно-медицинскую академию на дневное отделение учиться сестринскому делу. А параллельно работала там же формально санитаркой, а по факту — медсестрой в реанимации. Это был очень тяжелый год. Учеба на дневном в академии, дежурства по вечерам, учеба по ночам. У меня, наверное, комплекс отличницы, но мне нужен красный диплом, поэтому ночами учила, чтобы все на отлично. Муж не понимал и не одобрял: зарплата на санитарской ставке смешная, а на семью времени не оставалось. Но кому-то шубу норковую надо, я мне — красный диплом.

В реанимации работать было тяжело. Сложно привыкнуть к тому, как люди умирают — я так и не привыкла. Каждый раз перед сменой молилась, чтобы в этот раз все было благополучно. Мне даже предлагали место старшей сестры, но я не захотела. Хочется видеть, как люди рождаются, и принимать в этом участие. Я решила перевестись на акушерство.

О сложностях и поддержке

Муж и в этот раз сначала не поддержал. Говорил, что в академии еще немного потерпеть, а там и диплом уже. Да и акушерство — не такая уж и безоблачная специальность, и в ней всякое бывает (он врач-анестезиолог, офицер Военно-медицинской академии). А раз я все наперекор ему делаю, то помогать он мне не будет и учебу оплачивать тоже. Чтобы оплачивать учебу, я устроилась в Снегиревку (роддом № 6 в Петербурге — прим. ред.) санитаркой на 2,5 ставки, забрала документы из академии и перевелась на вечернее в акушерский колледж.

Менять все в один день было страшно. И муж поначалу расстраивался, как же это: у офицера Военно-медицинской академии жена — уборщица. Я его понимаю: он меня на 24 года старше, ему хочется уже с семьей пожить, а меня нет постоянно. Но учеба на вечернем оказалась не такой напряженной, кое-что мне перезачли из академии, и времени на семью стало больше. Теперь даже в театр иногда удается сходить.

О планах на будущее

Я еще ни разу не пожалела об этом решении. Я каждый день на работе с умилением смотрю на выписку из роддома, да и вообще душа поет. Сейчас я присматриваюсь к Снегиревке, и мне здесь очень нравится. Здесь столько профессоров работало, столько детей родилось, все пропитано этим духом. Я уже договорилась, что практику проходить буду здесь. Надеюсь, через 2 года начать работать здесь же в родильном отделении. Думаю, у меня получится быть хорошей акушеркой, находить слова, чтобы женщина в родах слушала мои советы.

Ольга Зубкова, 30 лет, 2 курс, вечернее отделение

У меня высшее образование, работала менеджером по продажам. С последнего места работы ушла в декрет на 6 лет.

О выборе профессии и решении

Медицина мне всегда нравилась: с детства могла обработать рану, снять швы, удалить болтающийся ноготь, вытащить гвоздь или стекло. Но в подростковом возрасте что-то пошло не так, и меня унесло в сторону любви. Первую беременность я потеряла. Пошла вдумчиво проверяться и готовиться к следующей, получила общие знания о механизме беременности и взаимодействии систем в женском организме. Потом была счастливая беременность дочкой. Читала учебники по акушерству, смотрела видео, читала форумы. Поэтому страха в родах не было: я каждую минуту понимала, что происходит, и слушалась акушерку.

Главным садовником зерна «а не податься ли мне в медицину» стала детская участковая медсестра. Она, уже будучи взрослым человеком, отучилась в этом колледже, проработала лет десять в роддоме и ушла в сестры. И вот после второго, которого я родила часа за 1,5 от момента первой болючей схватки без разрывов, я решила, что точно хочу жить в родах. Сейчас я понимаю, что это все гормоны, но тогда мне прямо хотелось всех целовать! Еще какое-то время я это решение вынашивала, переживала об экзаменах, которых, оказалось, нет. Пошла учиться, когда старшей было почти 5, а мелкому 2,5 года.

О сложностях и поддержке

Родители, бабушка с дедушкой и подруги меня поддержали. Остальные, конечно, хихикали. Сейчас муж и бабушки по вечерам сидят с детьми, подруги выручают. В этом году с детьми тяжелее: дочь ходит на подготовку к школе. С ужасом думаю о следующем годе: у нее уроки, у меня уроки… Дом подзабросила: раньше могла полы по два раза намывать, на обед первое, второе и компот, а сейчас стала на столе появляться всякая быстрая гадость. Хорошо, колледж рядом — если устала, могу с 15 до 16 глаза закрыть, потом вскочить, одеться за 5 мин, и я в колледже. Зато смешки от окружающих закончились, стали поступать звонки: «А вот тут болит, там колет, что это у меня?» Смешно, посылаю к врачу.

Об уважении к врачам

Появилось другое отношение к врачам. Я теперь понимаю, чего им стоят их знания, сколько труда за этим. Теперь не хочется их по пустякам и глупостям беспокоить: не пошлю ночью в больницу того, у кого прыщ уже 2 недели нарывает, а он мочу прикладывает. Пусть врач поспит, а этот товарищ не поспит ночь и утром к хирургу в поликлинику потопает. А на хороших акушерок смотрю, как на богов, прям прикоснуться хочется.

О родах и ответственности

Поражает количество мамаш — иначе не назвать — которые совсем не касаются вопроса своей беременности. Такую спросишь на площадке: «Почему у тебя плановое кесарево сечение?» А она отвечает: «Да не помню, мне врач там что-то нашел, я не поняла толком, что».

Хочется внести в массы две мысли. Первая: за тебя никто не родит, ни мячик, ни душик, ни плазма. Это твоя главная работа в жизни, последствия которой можно расхлебывать всю жизнь! Напрягись, потерпи, засунь свою брезгливость, посмотри хоть один фильм учебный. А то потом слушаешь про то, как какать в схватках захотела, а акушерка — падлюка такая — с горшка на кресло сняла. И вторая: ребенку, возможно, тяжелее, чем маме в родах. Его дыхание — это то, как мама дышит, а не орет: «Разрежьте меня ко всем чертям!» А то все так себя жалеют — грустно.

Инга Пулукчу, 37 лет, 3 курс, вечернее отделение

В родном Тольятти я закончила музыкальное училище по классу «Хоровое дирижирование», а потом Самарскую Государственную Академию Культуры и Искусств по специальности «Дирижирование академическим хором». Работала в музыкальных школах, год танцевала в Италии в составе Volga-show-ballet, вернувшись в Россию до рождения старшей дочери работала переводчиком с итальянского.

О выборе профессии и решении

Дочке шёл четвертый год, когда у меня появилась мысль поменять профессию. Вокруг были примеры друзей-знакомых, получавших второе или третье образование психологов, дизайнеров, логопедов. Быть врачом я хотела с самого раннего детства, но не хватило смелости пойти против родителей и преподавателей, утверждающих, что я талантлива иначе. Уже живя в своей семье, я всё чаще тосковала по «настоящему делу своей жизни», но никак не могла понять, чем бы я хотела заниматься. Так, чтобы получать настоящее удовлетворение от своей деятельности и, как ни пафосно это звучит, приносить пользу миру. Эти мысли я безрезультатно выхаживала и выгуливала, думала об этом даже ночью, но ко мне скорее подкрадывалось ощущение упущенных возможностей, чем решение.

Случилось 8 марта, после всех поздравлений мы сидели с мужем на кухне, я опять поделилась с ним этими мыслями, и он спросил: «Кем ты хочешь быть? Что тебя по-настоящему интересует?» Я почти выпалила: «Рождение! Я хочу помогать женщинам в рождении их детей!» Когда вспоминаю тот день, у меня учащается пульс и в животе всё трепещет.

Мы провели полдня в поисках возможности получить акушерское образование. Мысль пойти в мединститут и учиться на врача акушера-гинеколога была не без сожаления отметена: требовались дополнительные знания по химии, математике и физике, а сама учеба — институт, интернатура, ординатура — больших временных и денежных резервов. Акушерский колледж стал возможностью, которая позволяла освоить профессию акушерки, приблизившись к своей мечте.

После дня открытых дверей в колледже я стала ждать 1 сентября, подгоняя лето быстрее закончиться. Документы я подала в первый же день их приема, но поступить удалось только на платное отделение — это уже второе мое среднее профессиональное образование.

Все близкие меня очень поддержали, за исключением папы. Он считал, что в 34 года снова садиться за парту по меньшей мере нелогично, а логично, имея семью с ребенком, посвящать время ей и работу работать, а то пенсия не за горами. Друзья искренне радовались и удивлялись, подбадривая словами: «Марусь, это твоё!» и «Ну, ты, конечно, смелая».

О сложностях и поддержке

С 1 сентября жизнь поменялась. Дочка впервые пошла в детский сад сразу на полный день. Когда она болела, муж приходил с работы раньше, чтобы сменить меня. Было непросто привыкнуть к дороге по три часа в день.

Я со всем перфекционизмом и буквоедством погрузилась в мир анатомии, патологии и фармакологии, по которым получила «автомат» в конце года. Преподаватели периодически «прогоняли» в мединститут, а одногруппники говорили: «Успокойся немного, всё равно больше, чем акушеркой, ты не станешь». Я похудела до 40 кг и разучилась ходить пешком: всё бегала, пытаясь сэкономить время. В общем, училась, как сказала одна преподавательница, как зверь.

О планах на будущее и родах вообще

На втором курсе у нас появилась «Физиопсихопрофилактическая подготовка беременных к родам», которую вела замечательный преподаватель Портнова Анна Александровна. Ее лекции были интересными, живыми, с возможностью обсуждать любые вопросы без привязки к стандартам. Она пригласила нас на свой экспресс-курс по грудному вскармливанию в Школе для родителей «Аистёнок», потом я посетила все занятия в Школе, которые она вела, и стала ходить на занятия других преподавателей.

Я быстро почувствовала себя единомышленницей с «аистёнковцами» и поняла, что хочу заниматься именно этим — готовить будущих мам и пап к родительству, давать им качественную информацию о беременности, родах и послеродовом периоде, грудном вскармливании и уходе за ребенком и ещё многом, из чего это родительство складывается. К тому времени мне стали близки идеи естественных родов и осознанного родительства, доульской поддержки женщины в родах, и я чувствовала огромный диссонанс с тем, с чем я сталкивалась на практике в роддоме.

Я поняла, насколько далеки вдохновляющие меня идеи Мишеля Одена, Станислава Грофа, Фернана Ламаза, перинатальных психологов и всемирно известных акушерок и доул от реальности госпитальных родов, которые «должны» соответствовать принятому протоколу их ведения.

От естественности протекания этого физиологического процесса (не беру во внимание патологию и экстренные случаи) ничего не остаётся. Только однажды за почти месяц практики в роддоме я видела «неокситоциновые» роды, которые врач сопроводил репликой: «О, да у тебя всё своё! Надо тебя… исследовать», имея ввиду чудом уцелевший у роженицы эндогенный окситоцин. Обычно в капельницы с физраствором дежурно добавляется синтетический окситоцин (их заполняют сразу несколько перед началом смены), вскрытие плодного пузыря или механическая дилатация шейки матки для ускорения раскрытия уже не считаются вмешательством, приём Кристеллера (давление на дно матки на потугах, официально запрещенный приём — прим. ред.) скромно называется «подержать донышко», а акушерки рожениц называют только больными  — «Где вы видели здоровых беременных, они сейчас все больные!» Я не говорю уже о невозможности выбора позы для родов, моментальном пережатии пуповины и активном выведении плаценты (хотя в колледже нас учат выжидательной тактике ведения третьего периода родов).

И никакой речи здесь не может быть об импринтинге, когда малыш лежит в течение первого часа на теле мамы, давая начало их взаимной привязанности, одновременно заселяя свой организм микробиомом мамы (к которому у новорождённого уже есть иммунитет), а не «возмужавшим в борьбе с дезинфектантами больничным бактериальным сообществом», или о самоприкладывании малыша к груди.

Конечно, изменения в последнее время есть. Женщина может воспользоваться теплым душем или фитболом для облегчения схваток или даже поддержкой доулы или мужа, за присутствие которых нужно заплатить. Но намного ли это приближает роды к естественным, когда практически в любых родах есть как минимум вышеназванные вмешательства? Эта тема для меня остаётся полыхающей, тем более, что в скором времени случатся мои личные роды.

Я понимаю, что роддом — не та среда, где они могут быть естественными. В домашних родах всегда остаются определённые риски, на которые не каждая женщина готова пойти. Для меня безопасные роды — это роды без вмешательств, но с возможностью получения медицинской помощи в случае необходимости.

Мне нравится фраза Михаила Фомина, автора книги «Рождение нового человека»: «Исцеляя рождение, мы действительно исцеляем Землю, будущее нашей планеты». И я хочу быть к этому причастна, давая свою помощь и поддержку в соответствии с веками отлаженным механизмом рождения человека.

На момент публикации статьи Инга стала мамой во второй раз, благополучно родив сына так, как ей хотелось — прим. ред.

Приятно знать, что я не одна такая сумасшедшая. Впрочем, об этом я узнала ещё 1 сентября 2015 года, когда увидела, что большей части моей группы уже давно не 18 лет. А вот каких усилий стоило каждой из нас оказаться за партой в белом халате, какая история привела нас сюда — об этом мы никогда не говорили.

Я рада, что мне удалось стать чуть ближе с уже знакомыми и познакомиться с новыми будущими акушерками. Мне важно было узнать, что ради этой учебы многие готовы справляться с более серьезными сложностями, чем мои личные. И конечно приятно вам рассказать о том, как много взрослых женщин выбирает профессию акушерки.

А вы что скажете — крутое это решение? Какие чувства у вас вызывают эти истории?

Автор фотографий: Юлия Лебедева.

comments powered by HyperComments